1i7 (1i7) wrote,
1i7
1i7

Categories:

Венера и Сталинградский тракторный завод

Приехал эксклюзивчик от Павла Шубина pilot_pirks - книга «Венера неукротимая планета» с репринтом Комсомольской правды от 19 октября 1967 года с «Советская станция - на Венере! Впервые мир слышит сигналы с далекой планеты» на развороте.

Венера-неукротимая планета-08.jpg


Венера-неукротимая планета-09.jpg

У него же в блоге серия постов с распознанными сканами книги «Что я видел в Америке. Что я сделал в СССР», автор инженер Шейнман, 1934 г. (события в книге: осень 1929 - осень 1930 года) о становлении Сталинградского тракторного завода и других больших производств эпохи индустриализации с помощью заимствования передовых американских технологий и методов организации труда. Сейчас готова часть про американский опыт, впереди история запуска завода в наших реалиях.

Даешь трактор!
"Даешь трактор!"-2. Предисловие
"Даешь трактор!"-3. Первая глава
ДТ-4. Вторая глава. Два дня в автобусе. Кузница Джон Дира. Инженеры, мастера, рабочие.
ДТ-4. Вторая глава. В каком банке вы имеете ‚,сейвинг?”
ДТ-5 Заводы. Кейса и Алис-Чальмерс. Я начинаю уважать миллиметр.
ДТ-6 Производственные секреты на американских предприятиях. Конвейеры и автоматы.
ДТ-7. Как изготовлять кузнечные штампы?
ДТ-8 Американцы любят фрукты. Кафетерии. "Сервис". Электрические машинки в быту.
ДТ-9. „Форд-моторо Ко.“ Полисмены.
ДТ-10. Департамент чистоты. „Увечье слишком дорого обходится фирме“.
ДТ-11. Безработные стоят наготове. Лучшая в мире спецодежда.
ДТ-12. Торопят ли у Форда? Негры в Америке.
ДТ-13. Образец того, как не нужно расставлять оборудование. Обмороки в кузнице.
ДТ-14. Учет и рационализация у Форда.

новые главы появляются в блоге




Интересная историческая иллюстрация к Стихам о советском паспорте Маяковского (тоже 1929 год, кстати)

Моргнул
        многозначаще
                глаз носильщика,
хоть вещи
        снесет задаром вам.
Жандарм
        вопросительно
                смотрит на сыщика,
сыщик
        на жандарма.


В реальности немного не так бравурно:

На перроне появляется офицер, становится против окна нашего купе и смотрит в него до самого отхода поезда. Куксо упорно молчит и шепотом обещает рассказать позже.
...
С Куксо же произошло следующее. Выйдя на перрон и чувствуя себя не в силах тащить огромную корзину с чайником, он подозвал носильщика. Но забыл о том, что находится за границей и назвал носильщика товарищем. Не успел он после этого пройти и несколько шагов, как железнодорожный служащий ‚‚отцепил“ его от нашего „кортежа“ и отправил в отдельную комнату. Его допросили, раздели, обыскали. Его спросили, с какими целями он едет за границу. Не является ли организатором нашей группы, не везет ли агитационной литературы?



в память о канувших в лету египетских и турецких курортах:

Куксо не может заказать яичницы. Тщетно изо дня в день он пытается заказать ее к завтраку. Но ему приносят то рыбу, то котлеты, то мясо. Наконец, увидя у соседа яичницу, он указывает на нее. Ему приносят омлет с устрицами.


тонкий троллинг про политику и социальные лифты:

Я сказал ему: Америка свободная страна, и каждый может заработать в ней столько же, сколько Гувер. „Он возразил, что Гувер приобрел деньги еще в России“. ‚,Вы можете быть тоже Гувером,- сказал я‚ – всякий американец может быть президентом – Америка свободная страна“.
„Нет, – сказал он, – президентом может быть только тот, кто родился в Америке". ‚‚Тогда вы можете быть вице-президентом – законы Америки позволяют это“. Венгерец не понимал моей шутки, он вспылил и сказал: ‚‚Президентом может быть миллионер. Гувер стал миллионером в России, работая на Урале у Уркварта“. Он горячо стал мне описывать все тяжести собственной жизни. Работая нагревалыциком, он заработал за эту неделю 35 долларов. Семья состоит из жены и двоих детей. Этого, конечно, мало для такой семьи.



про сервис (вспоминаются эпизоды из фильма "Начальник чукотки")

Вам стремятся преподнести вещи или создать обстановку, максимально удовлетворяющую вас, с таким расчетом, что бы все, что вам требуется, вы получили именно здесь, а не у соседа. Когда вы подъезжаете к отелю в грязной и запыленной машине, – в вашу машину тот час же садится шофер отеля и отводит ее в гараж при отеле. Там ее моют, чистят, сделают любой ремонт, приготовят к дальнейшей вашей поездке. Из ваших рук берут не только чемодан, но не позволяют вам нести даже портфель. Полминуты уходит на разговор о номере, цене и удобствах, вы расписываетесь в книге и на лифте поднимаетесь к себе. B отеле вам стирают белье, чистят обувь, гладят костюм.

про потребительское кредитование

Вы можете обладать всем, что вам необходимо, ваша задача только платить, – платить регулярно, без пропусков. Так вы платите всю жизнь и вряд ли можете представить себе время, когда расплатитесь за все. Если по истечении года ваша мебель сильно аммортизировалась, не удовлетворяет вас по фасону и цвету и вы желаете приобрести другую – вы можете обменять ее в том же магазине. Вам дают новую мебель, засчитывают за нее выплаченные деньги и очень мало берут за пользование старой. Из года в год вы можете менять себе мебель: вместе с ростом ваших потребностей и вкуса вы выбираете все новые и более дорогие сорта. Так вы непрерывно находитесь в тенетах кредита. Для безработного эта сеть превращается в петлю.

Есть упоминание Горьковского автомобильного завода (интересно, что в тексте он упоминается как Нижегородский автомобильный завод: Нижний Новгород был переименован в Горький в 1932 году одновременно с запуском Горьковского автомобильного завода, книга выпущена в 1934 году, т.е. уже после переименования, но события в книге происходят в 1929-1930 годы, поэтому ГАЗ здесь успевает побыть НАЗом)

Я работаю на молоте, жара невыносимая‚ и я быстро сматываюсь с этой работы. Я хожу с маленькими клещами и проверяю наладку штампов. Бывший суперинтендент кузницы мистер Шандула, который работает сейчас на Нижегородском автомобильном заводе, изредка приходит проверять мою работу. Однажды он просит отковать ему распределительный валик. Я надеваю перчатки, очки, беру клещи из рук рабочего, захватываю горячую заготовку из печи и начинаю штамповать. Я вижу как мистер Шандула – высокий грузный старик сияет в улыбке. Но я незнаком с этим молотом и начинаю сыпать неравномерные удары. Заготовка стынет, и я не успеваю ее доштамповать.
Я вижу, как улыбка перестает играть на лице старика. Я быстро хватаю другую заготовку и, поспешив‚ ‚‚запарываю“ ее с первых ударов. Кто-то тянет меня за рукав: Шандула свирепеет, кричит, размахивает руками, вокруг нас собираю я мастера и наладчик. Шандула, жестикулируя, говорит мастеру, что повесит его на паропроводной трубе, если через два дня тот не обучит меня штамповать валик. У меня отбирают маленькие клещи, кронциркуль и метр, и я опять становлюсь за молот.



Основной же массив информации о том, как в это время было организовано массовое серийное производство на разных предприятиях в Америке, как производительность труда и организация рабочего процесса определяет стоимость конечного продукта и, как следствие, его успех на рынке.

Мистер Хаукинсон еще раз с географическим атласом расспросил меня о наших тракторных заводах и об их предполагаемой производительности. Он спросил меня, сколько тракторов мы производим сейчас. Я назвал ему программу Путиловского завода: „Три тысячи штук, – сказал я, – но будем производить на Сталинградсксм, Харьковском, Челябинском и Путиловском заводах 175 тысяч тракторов в год“. Отвечая на свои мысли и не глядя на меня, мистер Хаукинсон сказал: „Это не страшно. Ваши тракторы обходятся вам в пять раз дороже, чем Форду“.

Один из американцев объяснил это отсутствие секретов очень просто. Он сказал мне: „Если вы хотите ввести наш новый и совершенный метод, имеющий большие преимущества перед всеми существующими теперь, то вы должны будете купить наш патент, мы не будем возражать против этого. Без патента вы не можете ввести у себя наш способ работы. Если же вы не задаетесь этой целью, то мы с удовольствием покажем вам наши преимущества перед другими способами. Это будет для нас прекрасной рекламой“.
Все это показывают весьма охотно также потому, что помимо знания способов изготовления нужно обладать значительными средствами для реализации этих способов и выступить более сильным конкурентом. Однако там, где дело идет о таких способах работы, которые не требуют больших затрат, которые не трудно реализовать – там секрет царствует во-всю. Так особенно часто бывает с сырьем – например химический состав штамповой стали фирмы „Hapenstall“ не раскрывают никому, химический состав твердого карбюризатора, применяемый у Кейса, также держится в секрете.


В цехе у Форда никто не спешит, не суетится. Ремонтные рабочие, сидя на корточках, счищают стамеской прокладку, приставшую к крышке цилиндра. Наладчик, жуя табак, вырубает пластины для прокладки в штампы. Инспектор, сплевывая желто-зеленую жвачку, ходит от молота к молоту, проверяя горячие поковки. Все это делается молча, сосредоточенно и довольно медлительно. Однако все это делается непрерывно, постоянно, все заняты каким-либо делом. Эта методичность, постоянство, уверенность всегда оставляют впечатление настойчивости, обязательного достижения нужных результатов.

На заводе Форда в максимально возможной степени используются скорость, мощность, площадь, производительность. Пятитонные краны ходят с неимоверной быстротой, нагрузка их никогда не меньше 4,5 тонн. Это достигается применением специальной тары. Молоты нагружаются до предела, мелкие поковки штампуются по 2-4 и даже 6 штук одновременно. Иногда с одного нагрева пруток отштамповывается весь, не успев остыть. Рабочий быстро поворачивает его на 180° и доштамповывает конец, который находился у него в клещах.

Восемь часов на работе у форда казались более длительными, нежели 10,5 часов работы у Джон Дира. Вам не разрешают отдохнуть ни минуты. Только в особенно жаркие дни рабочие, изнемогая, выбегают на минутку на свежую струю воздуха и в эти дни „бос“ смотрит на такую вольность сквозь пальцы. Однако это не должно ни в малой степени повлиять на количество вашей выработки.

(вспоминается "ПЯТЬ МИНУТ рабоотали-работали, рабоотали-работали, потом часочек покурили-покурили")


багтрекинг и багфиксинг:

Многие из ответственных работников Форда говорили мне, что основным принципом их работы является ежедневно вносить какое-нибудь, хотя бы простое улучшение. Я скоро убедился в том, что это действительно так. Каждый день я наблюдал какое-либо изменение или усовершенствование. То появлялась новая конструкция штампов, то горячая высадка заменялась холодной, то заготовки резались по другим более рациональным размерам, то вместо одной детали начинали штамповать две и т. д. и т. п. Эти мелкие изменения давали в результате большой эффект по всей линии.

Значительно позже, когда я вернулся в Советский союз, я обнаружил в цехе полное пренебрежение к долям миллиметра, особенно на больших молотах. Это-проявление кустарщины и старого вида мастеровщины. Рабочие и мастера, работавшие на свободной ковке с допусками, достигавшими 10-15 мм, не имеют никакого представления о значении точности в новом кузнечно-штамповочном производстве. В СССР пришлось встретиться с большой косностью и сопротивлением при наладке этих больших, но чрезвычайно точных механизмов.
Допуск на горячей штамповке равен 0,37 мм и максимум 0,5 мм и не позволяет не считаться со щупом. Большое количество штампов, вышедших из строя, убедили потом многих из старших рабочих, попавших в новую кузницу. Задиры на параллелях и зубьях „бабы“ также заставили обратить исключительное внимание на точность.


и так далее


Венера-неукротимая планета-02.jpg

Венера-неукротимая планета-14.jpg

Венера-неукротимая планета-13.jpg

Венера-неукротимая планета-05.jpg

Венера-неукротимая планета-04.jpg

Венера-неукротимая планета-01.jpg

Венера-неукротимая планета-10.jpg

Tags: Венера, Космос, производство, публикации
Subscribe

Posts from This Journal “публикации” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Posts from This Journal “публикации” Tag