January 9th, 2020

Из машины недобог

Напротив, логическая машина, действующая по определенным правилам, не обязательно должна прийти когда-либо к заключению. Она может продолжать свою работу шаг за шагом, никогда не останавливаясь; при этом она будет либо совершать последовательность действий все увеличивающейся сложности, либо повторять один и тот же процесс, подобно вечному шаху в шахматах. Это действительно происходит в случае некоторых парадоксов Кантора и Рассела. Рассмотрим, например, класс всех классов, не являющихся членами самих себя. Будет ли этот класс членом самого себя? Если да, то он определенно не является членом самого себя; а если нет, он столь же определенно обязан быть членом самого себя. Машина для решения этого вопроса будет попеременно давать ответы «да», «нет», «да», «нет» и т. д. и никогда не придет к равновесию.

«Кибернетика, или управление и связь в животном и машине», Норберт Винер, 1948 (2е издание - 1961)
https://scisne.net/a-1590?pg=3


– Вопросик, – проговорил Андрей Т. и изо всех сил стиснул кулаки, чтобы не трястись. – Такой, значит, вопросик. Дано: вы можете придумать любой вопрос. Требуется ответить: можете ли вы придумать такой корректный вопрос, на который сами же ответить не сможете?
ВЭДРО сейчас же гаркнул:
– Да!
На дисплее справа налево понеслись светящиеся слова:
– ВТОРОЙ ВОПРОС ПОДВЕРГНУТ ОТВЕТУ НЕЙТРАЛИЗОВАН ОТВЕТ ВЕРЕН ВЕРЕН ВЕ…
И в ту же секунду ВЭДРО столь же горделиво и уверенно гаркнул:
– Нет!
И немедленно тоном ниже:
– Да.
И тут же почти уже робко:
– Нет…

На дисплее началась каша. Натыкаясь друг на друга и болезненно дергаясь, то пускаясь вскачь, то едва ползя, двигались там такие примерно строки:
– НЕЙТРАЛИЗДОТВЕТ 7777 НЕТ ОТВЕТРГНУТВОПР ДА 777 ДНЕТНДА ВЕРНЕВЕРВЕТ НГУЖ…

Андрей Т. рыдал от счастья. Можно было представить себе, что сейчас творится в электронных кишках этого самодовольного идиота! Анализируя начало коварного вопроса, Ведро обнаруживало ключевое выражение «можете ли» и по своему всемогуществу немедленно отвечало «да». Но через долю секунды в анализатор поступало выражение прямо противоположное: «сами же… не сможете», и приходилось все по тому же всемогуществу отвечать «нет». И не было этому конца.
ВЭДРО отчаянно боролся с этой логической икотой.
– Да! – хрипел он. – Днет! Нда! Данетданеда! Днднет! Ндет! Нечестно! Дандн!..

Включились и беспорядочно замигали все круглые лампочки, сколько их было. Во всех шкафах-сундуках бешено хлестали перематываемые магнитные ленты. Панически гудела, набирая обороты вентиляторов, система охлаждения. А на дисплее уныло, словно осенние мухи, ползали вокруг странного слова «БНДЭЩ» покосившиеся семерки…
– Ндюк!.. – из последних сил выкрикивал ВЭДРО. – Амндгу!..

Потом лязгнул ржавый замок, и распахнулись настежь низкие дубовые ворота, пропуская в комнату поток радостного солнечного света и свежего воздуха. Протрусила и скрылась поджавшая хвост овчарка. И прошел между рядами шкафов-ящиков с деловым видом Конь Кобылыч, но уже без берданки, в черном рабочем халате и в очках с мощной оправой, похожий на физика-теоретика из какого-то кинофильма. Он удалился в дальний угол комнаты, чем-то там щелкнул, и ВЭДРО, прощально гукнув, смолк. Наступила тишина.
– Опять тебя, родимого, зациклило, – произнес Конь Кобылыч с состраданием. – Ума много, а толку мало… Эхе-хе-хе-хе!..


А. и Б. Стругацкие, «Повесть о дружбе и недружбе», 1980

https://www.e-reading.club/bookreader.php/55057/Strugackiii_-_Povest%27_o_druzhbe_i_nedruzhbe.html

Полагаю, незаданный вопрос о том, читали ли Аркадий Натанович и/или Борис Натанович «Кибернетику» Норберта Винера (или слушали в подробном пересказе от кого-то крайне внимательного к деталям) можно считать закрытым.