June 4th, 2018

Кое-что о происхождении Нины Турман

О загадке рождения и родителях Нины Турман мы знаем исчезающе мало. Скудные источники указывают, что ее мать выкрала дочь из очередной секретной правительственной программы по созданию идеального оружия из человека и отдала девочку на воспитание Отцу Рудольфо Бочелли в церковь Святого Сердца в Чикаго (по другой версии мать умерла при родах и девочка попала в приют новорожденной). Об отце нет даже таких упоминаний.


Однако, послушаем теперь рассказ Ивана Жилина, бортинженера межпланетного фотонного грузовика «Тахмасиб», о встрече с загадочным незнакомцем, которая произошла, судя по всему, в его (Ивана Жилина) школьном возрасте на берегу моря в одном из домов отдыха Союза Советских Коммунистических Республик:

По его словам, он и был таким отклонением от наиболее вероятного состояния. Его окружали чудеса. Увидеть, например, двенадцатикратную радугу было для него пустяком – он видел их шесть или семь раз.

– Я побью любого синоптика-любителя, – удрученно хвастался он. – Я видел полярные сияния в Алма-Ате, Брокенское видение на Кавказе и двадцать раз наблюдал знаменитый зеленый луч, или «меч голода», как его называют. Я приехал в Батуми, и там началась засуха. Тогда, спасая урожай, я отправился путешествовать в Гоби и трижды попал там под тропический ливень.

За время обучения в школе и в вузе он сдал множество экзаменов и каждый раз вытаскивал билет номер пять. Однажды он сдавал спецкурс, и было точно известно, что будет всего четыре билета – по числу сдающих, – и он все-таки вытащил билет номер пять, потому что за час до экзамена преподаватель вдруг решил добавить еще один билет. Бутерброды продолжали у него падать маслом вверх. («На это я, по-видимому, обречен до конца жизни, – сказал он. – Это всегда будет мне напоминать, что я не какой-нибудь обыкновенный человек, а гигантская флюктуация».) Дважды ему случалось присутствовать при образовании больших воздушных линз («Это макроскопические флюктуации плотности воздуха», – непонятно объяснил он), и оба раза эти линзы зажигали спичку у него в руках.

Все чудеса, с которыми он сталкивался, он делил на три группы. На приятные, неприятные и нейтральные. Бутерброды маслом вверх, например, относились к первой группе. Неизменный насморк, регулярно и независимо от погоды начинающийся и кончающийся первого числа каждого месяца, относился ко второй группе. К третьей группе относились разнообразные редчайшие явления природы, которые имели честь происходить в его присутствии. Однажды в его присутствии произошло нарушение второго закона термодинамики: вода в сосуде с цветами неожиданно принялась отнимать тепло от окружающего воздуха и довела себя до кипения, а в комнате выпал иней. («После этого я ходил как пришибленный и до сих пор, знаете ли, пробую воду пальцем, прежде чем ее, скажем, пить…») Неоднократно к нему в палатку – он много путешествовал – залетали шаровые молнии и часами висели под потолком. В конце концов он привык к этому и использовал шаровые молнии как электрические лампочки: читал.


А. и. Б. Стругацкие, «Стажеры» (глава «Тахмасиб. Гигантская флюктуация»), 1962.


Из досье Нины Турман (оперативный псевдоним: Домино):

Домино способна подсознательно влиять на поле вероятности, заставляя происходить маловероятные вещи, принося себе немыслимую удачу в своих начинаниях, и при этом приносить своим врагам неудачу. Феномен «Поля вероятности» может быть чем угодно. Полный потенциал её сил пока неизвестен.


Совершенно очевидно, что рождение девочки с такими способностями — событие крайне маловероятное, на грани невозможного. Поэтому нет ничего удивительного в том, что оно произошло с загадочным ночным собеседником Ивана Жилина (его имя так и осталось неизвестным) — отцом Нины Турман, как теперь становится понятно (о причинах можно догадаться по его психологическому состоянию, описанному в конце рассказа), впоследствии эмигрировавшим из ССКР в США.



P.S. На основе последней части рассказа Ивана Жилина (полную версию см ниже по ссылке) можно также построить еще одну правдоподоподобную, хотя и основанную на косвенных суждениях, версию: матерью Нины Турман могла оказаться ночная спутница собеседника Жилина, таинственного незнакомца, а в тот вечер произошла их первая и последняя встреча. В таком случае из ССКР могла уехать только она. Это объясняет, почему в документах Нины Турман об отце фактически не осталось никаких сведений: в ССКР (по его словам) его феномен не получил должного внимания и не был задокументирован и, тем более, ее досье создавалось уже в США.

источники
Collapse )