May 15th, 2018

Возвращение Таймыра

Возможно, многие из вас уже натыкались на сюжеты или статьи, в которых рассказывается о том, как во времена Советского Союза Голливуд не гнушался брать удачные работы советских режиссеров и полностью перекраивать их на свой лад. Например, научно-фантастическую «Планету бурь» Павла Клушанцева перемонтировали в легковесные инопланетные побегушки категории Б, добавив сцены с полуголыми венерианскими амазонками. Или глубокий философский «Мечте навстречу», ставящий непраздные вопросы контакта людей с инопланетным разумом, превратили в проходной трэш-хоррор «Кровавая королева».

Но только специалистам известно, что с распадом СССР и падением железного занавеса такая практика совсем не прекратилась. Например, так и не дошедшая до зрителя экранизация повести А. и Б. Стругацких «Полдень, XXII век» (первый режиссерский опыт молодого Бондарчука) была полностью перемонтирована (на тот момент) братьями Вачовски в ставшую позднее культовой антиутопию «Матрица» (1999).

Вот, например, открывающая фильм (одна из первых глав повести) сцена возвращения Таймыра (космолет с фотонным приводом, на борту штурман Сергей Кондратьев и врач Евгений Славин, единственные выжившие):

Снова на черном экране появилось изображение неуклюжей громады. Вспышки пламени под куполом стали неровными, неритмичными, и казалось, что это чудовище судорожно перебирает толстыми черными ногами. Рядом возникли смутные очертания аварийных роботов. Роботы приближались осторожно, отскакивая при каждом рывке ядерной ракеты.
Диспетчер и помощник глядели во все глаза. Диспетчер, вытянув шею до отказа, шипел: «Ну, Турнен… Ну… Ну, голубчик… Ну…»
Роботы задвигались быстро и уверенно. Титановые щупальца с двух сторон потянулись к ядерной ракете и вцепились в растопыренные столбы-колонны. Одно из щупалец промахнулось, попало под купол и разлетелось в пыль под ударом плазмы. («Ай!» – шепотом сказал помощник.) Откуда-то сверху свалился третий робот и впился в купол магнитными присосками. Ядерная ракета медленно пошла вниз. Мерцающее сияние под ее куполом погасло.
– Ф-фу… – пробормотал диспетчер и вытер лицо рукавом.
Помощник нервно засмеялся.
– Как кальмары кита, – сказал он. – И куда же его теперь?
Диспетчер спросил в микрофон:
– Турнен, куда ты его ведешь?
– Я веду его на наш ракетодром, – сказал Турнен не спеша. Он слегка задыхался.
Диспетчер вдруг ясно представил себе его круглое, лоснящееся от пота лицо, освещенное экраном.
– Спасибо, Турнен, – сказал он с нежностью. Он повернулся к помощнику. – Дай отбой тревоги. Выправи график, и пусть возобновляют работу.


была перемонтирована в знаменитый эпизод с атакой кальмароподобных стражей на китоподобный Новуходоносор:





Старожилы рассказывают, что в середине 1998 года Бондарчук принес несколько сцен уже почти полностью отснятого фильма Константину Эрнсту, но тот, со словами «что за г@вно ты здесь намазюкал, вот, смотри, что сейчас в тренде», показал ему пилот «Убойной силы» с Хабенским. Вскоре отснятые и отрендеренные, но так и не смонтированные в полный фильм материалы и сцены были проданы за бесценок американцам; дальнейшую судьбу работы мы с вами хорошо знаем. Бондарчук сдержал удар, но к теме научного коммунизма и научной фантастики в мирах братьев Стругацких вернулся только спустя 10 лет.

P.S. (добавлено)
Collapse )